board, director

corpgov


Корпоративное управление

со всех сторон


Совет директоров: ученым вход закрыть?
shilyaev
Кто может быть членом совета директоров компаний, кто достоин такого права и такой чести? Если бы только акционеры этой самой компании, то и вопроса такого не стояло -- рулите себе сами, разбирайтесь сами, как хотите и как умеете. Но акционеры сами не хотят участвовать в управлении своим имуществом, а чаще всего просто не умеют, но при этом хотят, чтобы все было под контролем, чтобы дивиденды платились, капитализация росла, чтобы ценные бумаги компании были ликвидными. Приходится командировать в советы директоров доверенных лиц, которые, с одной стороны, были бы достаточно компетентными, а с другой стороны, достаточно порядочными, чтобы можно было быть уверенными, что они станут отстаивать интересы акционеров, а не затеют свои игру. Но люди есть люди, поэтому все бывает.

О каком бы предприятии речь ни шла, поиск ренты, оппортунизм, конфликт интересов -- неизбежные спутники отношений "заказчик-исполнитель". Отношения между акционерами и директорами не исключение. Возможность влиять изнутри на политику компаний для многих оказывается непреодолимым искушением, поэтому неудивительно, что корпоративные скандалы становятся все более частым явлением, что служит лучшим свидетельством несовершенства существующих моделей корпоративного управления.

Поэтому у заинтересованных лиц -- акционеров, регуляторов, различных "вотчдогов" -- не перестает болеть голова на предмет определения, кто же лучше всего подходит для роли директоров компаний. Недавно правительство, усомнившись в пользе от участия чиновников в советах директоров компаний с государственным участием, объявило, что будет планомерно заменять их на независимых директоров, которые, как ожидается, будут более полезными и эффективными в этой роли. (Действительно, связи бизнеса и чиновничества оказываются подчас куда более прочными, чем того требует законодательство, практика управления и деловая этика.)

Как-то так получилось, что и общественность, и регуляторы, и акционеры да и менеджмент компаний очень благоволили и продолжают благоволить научным работникам в качестве независимых директоров. Они обладают необходимой компетенцией, кругозором, а часто и опытом управления коллективами, с другой стороны, будучи представителями науки, казалось бы, должны быть изначально нацелены на беспристрастный поиск оптимальных решений выгодных компании, а не определенным группам и кланам. Но не тут то было! Профессора университетов тоже люди, и ничто человеческое оказалось им тоже не чуждо.

Фильм Inside Job поубавил чувство умиления по поводу безобидных седеньких профессоров в очочках, заседающих в советах директоров крупнейших банков и компаний, оказывающих им консультационные услуги, выполняющих по их заказам разного рода "непредвзятые" исследования. Университетские профессора оказались хищниками под стать своим работодателям и заказчикам. Таким образом самая вера в институт независимых директоров оказалась сильно поколебленной.

Теперь, чтобы восстановить ее, может быть, необходимо подумать, кого следует исключить из потенциальных кандидатов на такие посты, чтобы не создавать лишних соблазнов и искушений, способных привести к очередному конфликту между жадностью к деньгам и стремлением доискаться до истины, в котором последнее легко может спасовать перед первой. Так зачем же без особой нужды трафить людским слабостям?

P.S.: Если честно, то цинизм, с каким некоторые ученые - участники фильма высказывались относительно своей роли во всех этих махинациях и манипулировании данными и рынками, поражает. Видимо, для многих из них мораль -- категория в высшей степени абстрактная, не имеющая ничего общего с человеческим поведением.

Оригинал: 28.06.12., здесь


В ожидании нового Гражданского кодекса
shilyaev
Два года назад я решил было написать заметку про Реформу КУ от Минэкономразвития, но так как сразу завершить ее не получилось, то я до времени поместил ее под замок. Теперь ни ее продолжение, ни дальнейшее держание в сокрытии смысла не имеет, поэтому я сделал ее доступной.

А не имеет смысла потому, что готовящиеся достаточно долгое время изменения в Гражданский кодекс уже оформлены в виде законопроекта, отправлены в Госдуму, а сам законопроект уже прошел первое чтение. Вот тут, если кому интересно, текст проекта и комментарии к нему.

Что говорить, изменения давно назрели, но есть подозрения, что они затронули далеко не все аспекты и многие далеко не в той степени, как бы того хотелось. В первую очередь, я имею в виду ту часть, которая касается договорного права. Отношение к предлагаемым изменениям у разных экспертов весьма неоднозначные. В любом случае, будем ждать нового кодекса в окончательном варианте.

P.S. Замечания и предложения РСПП к проекту Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ", ссылка

SEC в действии. ФСФР спит.
shilyaev
Правоохранительная система США (причислим к ней и SEC, все-таки одно дело делают) продолжает методично и планомерно бороться со всякого рода мошенниками и проходимцами, которых, судя по всему, меньше не становится, несмотря на куда более строгое и изощренное законодательство и более добросовестную и менее коррумпированную систему правоохранительных органов и и вообще регуляторов (чем, например, в России).

The Economist в коротенькой заметке The smartest guys in the room: America's biggest cases of insider trading "подбил" итоги десятилетней деятельности SEC и судебной практики в отношении обвинений, связанных с инсайдерской торговлей. По одному делу в год - что ж, не так уж и плохо (правда, с какой стороны посмотреть, но не будем занудствовать). Причем, заметим, это крупнейшие дела, т.е. далеко не все.

America's biggest insider-trading cases, The Economist

А что у нас? А в нашей "гавани" все спокойненько и пристойненько.

У нас тоже теперь есть закон о том, что считать инсайдерской торговлей и как поступать в случае, если она будет обнаружена. Но, судя по всему, инсайдерской торговли у нас нет. Забавно слышать такое? А какие, миль пардон, можно сделать выводы, если уголовных дел нет, судебных решений нет. Если она - инсайдерская торговля - все же есть, в чем я не сомневаюсь, более того, даже некоторых представителей - пусть не столь значимых, как Радж Раджаратнам - знаю, значит, не работает закон. Или кто-то не умеет работать по этому закону. Еще можно предположить, что кто-то не очень хочет, чтобы он на самом деле работал. Или очень не хочет этого. А может быть и все вместе взятое. У нас может.

В действительности же, похоже на то, что все происходящее делается как бы в доказательство того, что вот, мол, смотрите, не нужен нам никакой закон об инсайдерской торговле, не зря же его так долго не принимали и мурыжили - сама природа не хотела этого. Теперь вот приняли, и что?

Поэтому, за неимением собственных хороших новостей (а хорошие ли они, повторюсь, на самом деле или печальные, это вопрос почти что онтологический, поэтому не будем здесь в него углубляться) здесь у нас, будем радоваться за торжество справедливости и правопорядка у американцев.

P.S. Я тут выступил в совершенно нормативном духе, совершенно, как может показаться, не допуская даже возможности подумать в сторону того, что инсайдерская торговля может быть полезна рынкам и экономике и ее не следует запрещать. Так вот, несмотря на то, что вопрос остается открытым, и споры вокруг него далеко не закончены, покуда есть закон - плох он или хорош, - его надо исполнять. И совершенно не имеет значения, кто и что об этом думает.

Мекка КУ
shilyaev
Ещё немного желтизны. Не могу удержаться от возможности поёрничать, когда наталкиваюсь на такие хфакты. Хотя, признаться, удовольствия такое ёрничанье мне не доставляет, уж лучше таких поводов было поменьше (не смею у нас в стране надеяться на их полное исключение из практики).

До последнего времени думал, что кому-кому, но только не нам в область корпоративного управления с новациями соваться. Нам бы за чужим опытом поспевать вовремя, и то хлеб бы был. Но нет! Губернатор Кировской области belykh Никита Белых всю идиллию нашего болота зачеркнул, всю омуть взбаламутил.

Оказывается, теледивы - вот нам (предприятиям) чего не хватает для повышения качества отношений менеджеров с акционерами, мажоритариев с миноритариями. Президент сказал, что нечего чиновникам делать в советах директоров. Понятно! Если не чиновникам, то кому? Странный вопрос. У нас же никого в стране больше нет, кроме тех приятных и не очень лиц, что мы видим с экрана. И вот Никита Юрьевич уже проявляет находчивость. 22 апреля в состав совета директоров ОАО "Вятка-Банк" ангажируется вездесущая и всезнающая Тина Канделаки. Ответственно заявляю, без нее там никак, конец бы банку, Гусельников бы по миру...

Но это, как пел Высоцкий, только присказка. Сказка впереди!

Есть в Кировской области такой поселок Стрижи. Был в нем завод по производству силикатного кирпича. Долго при прежнем областном руководстве сосал он кровь из местного населения, не платя зарплату и разворовывая последнее. При новом, слава Богу, не сразу, но богадельню эту прикрыли и пустили под нож закона о банкротстве. А на освободившейся территории порешили создать завод по производству сыров. И вот тоже проблема возникла. Не делаются сыры без должного надзора со стороны независимых да беспристрастных директоров. И работать, видимо, никто не хочет (в СД). До такой степени, что губернатор то ли в шутку, то ли всерьез предложил поучаствовать в добром начинании... Чеховой Анфиске.

А что, судя по всему, барышне молочная тема очень даже близка должна быть.

Было бы все это смешно, если бы не было так грустно, пардон за клише. Не так давно обсуждалась тема заступления пресловутой Тины Канделаки на какой-то важный пост в минобрнауки. Возможность такой синекуры сам министр, по-моему, объяснил тем, что дескать, Тина-то, она мама, оказывается, а потому очень даже хорошо знакома со многими проблемами, с которыми родители в школах сталкиваются. И, конечно же, опыт ее неминуче будет полезен всея государству российскому.

Если задействовать еще одно клише, а заодно и некий жаргонизм, которых теперь не гнушается и сам спикер Госдумы Б. Грызлов, то можно с уверенностью констатировать, что маразм крепчает. Младогубрнаторы (и не только), набрав силы, забыв свои совсем недавние косяки, за которые им дали шанс отдуться и реабилитироваться, создают синекуры, оказывают протекции, в общем, всячески демонстрируют... А экономическая целесообразность потихоньку отходит на какой-то там далеко даже не второй план. Потому что, что бы кто ни говорил, а 2017 год уже не за горами. К 2012 они, конечно, еще не успеют.

Вот и начинаешь думать, а хорошо ли будет, если они к 2017 все же успеют? А заодно и о том, как же отделить КУ от политики, личное дело от общественного, не говоря уже от государственного? Вот, судя по всему, у Н.Ю. Белых это как-то плохо стало получаться. Так где гарантия, что к 2017, не говоря уже про 2018, он этому научится? Чай, не маленький уже, и учиться иногда очень даже поздно бывает. А если к тому же еще и не хочется...

NYC - Вавилон XXI века?
shilyaev
Для разнообразия вот (пока на более содержательные посты руки не доходят):

The Most Brutal Wall Street Crimes in "Law & Order" History
 
In the long, long history of television's "Law & Order Universe," many of the brutal crimes have taken place in the financial world of New York City.

We've taken a look at the entirety of all three franchises and found the most sordid, horrifying crimes in the history of Dick Wolf's dark version of Wall Street.


Инсайдерская торговля: за и против
shilyaev
Ещё несколько слов в развитие темы.

Если вы не читали  статью Генри Манна (см. ниже), то я повторю те аргументы, что он приводит в защиту разрешения инсайдерской торговли. С точки зрения необходимости контролировать эффективность управленческой команды, а также объективных трудностей, связанных с таким контролем, инсайдерская торговля акциями компании, осуществляемая менеджментом и другими лицами, имеющими доступ к инсайдерской информации, может быть полезна, поскольку способствует повышению прозрачности бизнеса компании, снижению уровня асимметричности информации на фондовом рынке.

Разрешение инсайдерской торговли будет способствовать тому, что цены на акции компаний будут более полно и своевременно отражать реальное состояние их бизнеса, перспективы и риски, стоящие перед ними. Таким образом, и стимулы, которыми руководствуются участники рынка при совершении сделок, будут более полно отвечать их ожиданиям, а результаты операций окажутся, таким образом, более прогнозируемыми. В свою очередь, сигналы рынка, передаваемые посредством ценовой информации, информации о динамике цен на акции и пр., позволят акционерам и их представителям (наблюдательному совету, совету директоров) формировать для себя более полную и детальную картину о состоянии дел в компании, о тех процессах и их причинах, информацию о которых менеджмент предпочитает по тем или иным соображениям утаивать и/или искажать, и/или предоставлять своему руководству в дозированном и редактированном виде.

Но давайте взглянем на ситуацию с другой стороны. Казалось бы, действительно, нет ничего страшного в том, когда человек, владеющий акциями компании или желающий их купить (увеличить пакет) и имеющий доступ к инсайдерской информации, действуя исключительно в личных интересах, решил совершить ту или иную операцию (покупки, продажи). Не факт, что такие действия вообще окажут какое-либо влияние на рыночную цену акций, что могло бы вызвать ненужный ажиотаж вокруг них и вообще бизнеса компании. Сама по себе информация в результате таких действий не выходит наружу, но проявляется исключительно в виде биржевой сделки. Таким образом, никто не может судить о том, какая именно информация вызвала данное решение. Маловероятно, что в крупной компании, чьи акции торгуются на бирже, существует такая информация, которая может быть признана инсайдерской, и только использование исключительно данной информации (содержащихся в ней фактов и данных) могло иметь такие последствия. Таким образом, при данном варианте использования информации последняя остается внутри компании. И это очень существенный момент. Этот вариант использования инсайдерской информации назовем "покупай/продавай и не задавай вопросов...".

Но рассмотрим другую ситуацию. Допустим, лицо, имеющее доступ к инсайдерской информации, не заинтересовано непосредственно во владении акциями и другими ценными бумагами компании, но при случае согласилось бы выгодно продать информацию, к которой у него имеется доступ. С другой стороны, есть лица, которые эту информацию готовы были бы купить. И возможно тоже не с целью ее использования для операций с ценными бумагами компании, но по той причине, что такая информация представляет стратегическое значение (например, для отрасли, ближайших конкурентов и т.п.). При этом вовсе не исключается ситуация, что данные лица, купив эту информацию на стороне, не используют ее также и для совершения выгодных операций с ценными бумагами компании. Но это, возможно, самое меньше зло, которого стоит опасаться в результате такого варианта использования инсайдерской информации лицом(-ами), получившими к ней доступ. Если информация приобретается только с этой целью, то данный вариант ничем не отличается от варианта №1. Но мы уже сказали, что истинные намерения покупателей в данном случае будут идти существенно дальше простых спекуляций. Этот вариант назовем "у меня есть интересующая вас информация, я готов ею с вами поделиться, если вы мне заплатите...".

Но распознать между этими двумя вариантами использования инсайдерской информации часто не представляется возможным. Очевидно, что владелец инсайдерской информацией может воспользоваться обоими вариантами. Выяснить, кто же "слил" информацию конкурентам также очень дорогостоящее занятие, а часто (по причине потери времени и пр.) и бесполезное. Не редко и вовсе невозможное. Таким образом, та польза, о которой говорит Г. Манн, может быть сведена на нет действиями находчивых, но алчных и беспринципных инсайдеров. Стоит ли в таком случае давать им повод для проявления своих худших качеств, стоит ли их провоцировать?

Но проблема стимулов простирается гораздо дальше. На самом деле, налицо половинчатые меры. С одной стороны, неправомерное использование инсайдерской информации запрещено законом, с другой стороны, целый ряд широко распространенных практик торговли создает непосредственные стимулы для инсайдерской торговли. Одна из таких практик - короткие продажи (шорты). По сути, подобная ситуация аналогична той, как если бы вы перестали запирать жилье в надежде на то, что воры не заявятся к вам и не позарятся на ваше добро, поскольку это запрещено законом.

В ближайшее время мы более детально поговорим о том, почему и как "шорты" могут идти рука об руку с инсайдерской торговлей.

Инсайдерская торговля вам в помощь!
shilyaev

Что-то очень популярной стала тут тема инсайдерской торговли. Впрочем,..

вчера - 27 января 2011 г. - вступил в действие федеральный закон "О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ НЕПРАВОМЕРНОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ИНСАЙДЕРСКОЙ ИНФОРМАЦИИ И МАНИПУЛИРОВАНИЮ РЫНКОМ И О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" №224-ФЗ от 27 июля 2010 года.

Судьба у него была трудная, долго его мурыжили под спудами и сукнами, не раз переписывали, но все-таки худо-бедно домучили до конца и приняли. Содержательную часть оставим пока за скобками, посмотрим, как будет работать и скоро ли потребуются поправки (опыт показывает, что с первого раза у нас ничего хорошо не делается, поэтому удивляться не стоит, что нынешняя версия закона далека от рабочей).

Я хотел тут пару слов о другом сказать, не о законе, а о самой сути и его предмете - об инсайдерской торговле. Вот, собственно, закон использования инсайдерской информации в целях наживы запрещает. И подобная практика не только у нас существует, а весьма распространена. Казалось бы, все правильно, идем в русле цивилизованного мира. Иначе и быть не может. Тем более, если хотим у себя МФЦ создать, инвесторов привлечь и пр. Но так ли все просто?

Генри Манн, например, говорит, что запрет инсайдерской торговли на фондовых рынках лишь лишает их эффективности, затрудняет управление компаниями, искажает стимулы у менеджеров и других участников рынка. Он говорит, что инсайдерская торговля может быть достаточно действенным инструментом корпоративного управления, а потому ее надо не запрещать, а разрешать? А вы готовы вслед за господином Манном поддержать эту идею? Согласны, что свободное разрешение инсайдерской торговли только облегчило бы информационный обмен, позволило бы снизить уровень искажений, сделало бы бизнес компаний более прозрачным?

Ниже я привожу некоторые выдержки из статьи Г. Манна, которая называется "Инсайдерская торговля: Хайек, виртуальные рынки и молчание «сторожевых псов". Перевод статьи был опубликован на сайте Inliberty.ru (преемник ресурса Cato.ru) и находится по адресу: 
http://www.inliberty.ru/library/study/2489/ Также я даю некоторые свои комментарии. Большей частью они носят по отношению к идеям автора провокативный характер, однако это не означает, что я в корне не согласен с его точкой зрения. А ваше отношение к проблеме - это только ваше отношение.

Итак (курсивом - выдержки из статьи, обычным шрифтом - мои комментарии):

 

весь текстCollapse )

 



BBC, TI и др. о коррупции
shilyaev
"The world is a more corrupt place now than it was three years ago, a poll suggests."

Источник: сайт ВВС

Нет, я, правда, не собирался подсаживаться на эту тему. По крайней мере, не здесь и не сейчас. Но применительно к нашим "решительным" действиям, что же это значит? Это значит, что мы пытаемся плыть против течения? Наша коррупция - это только ли наша проблема, только ли внутренняя? Попытки загнать ее в угол у себя не подобны ли действиям того, кто отчаянно пытается поддерживать тепло в доме в мороз при открытых окнах, подбрасывая в печку все больше и больше дров?

Вот уже в Италии (ну, про итальянцев удивляться не приходится особо, эти могут) и в США картина существенным образом подпортилась. Если борьба с коррупцией на самом деле никому особо не нужна и никто особо на самом деле не собирается с ней бороться, то не окажется ли наша борьба с коррупцией всего лишь борьбой с ветряными мельницами?

Хотя, наверное, если даже небольших улучшений нам добиться удастся, то это будет очень даже хорошо. Ведь согласно тем же самым данным, хуже-то уже и некуда:

"In its latest report, Russia is rated as among the worst for corruption, in 154th place."

UPD:
Правда, если взглянуть на на диаграмму, то 154-е место как-то не пляшет. А уж ситуация в Китае и вовсе выглядит из пальца высосанной. Вот и народ с недоверием относится, ссылка.

Вся "картина маслом" здесь.

Легки на помине
shilyaev
Не успела "пыль улечься" после последнего поста http://community.livejournal.com/corpgov/2262.html
как стоило на ленту твитов бросить взгляд случайный, и тут же @Reuters_Biz подряд два твита по поводу BofA (http://dlvr.it/9wHTF)и Abbott (http://dlvr.it/9w9fn) выдал. Ну, ничего святого.

Надо бы запретить им откупаться. А то очень дешево компаниям все их фроды обходятся. Никаких стимулов к исправлению.

Почему растет число корпоративных скандалов?
shilyaev
Почему растет число корпоративных скандалов?

На эту тему недавно состоялась у нас дискуссия в весьма авторитетной и компетентной аудитории.

Высказывались различные предположения (предположения, поскольку люди, собравшиеся для обсуждения данной темы, были большей частью практики, несколько отдаленные от результатов существующих научных исследований поэтому и не обладающие убедительными аргументами в пользу той или иной гипотезы; последнее, однако, не делало данную дискуссию менее полезной как для практиков, так и для теоретиков, к слову сказать).

Так, один из участников предположил, что компании часто вынуждены "грешить" и "кривить душой" из-за усиливающейся конкуренции. Дескать, иногда просто времени не хватает на то, чтобы взвесить все "за" и "против" на предмет возможных последствий, ситуация требует буквально немедленного реагирования, иначе... Веский аргумент, но не безупречный. Во-первых, сложно согласиться, что конкуренция во всех отраслях со временем только возрастает, если учесть, что число слияний и поглощений также растет, что неизбежно ведет к большей концентрации и усилению монопольной власти отдельных участников. Достаточно вспомнить, сколько было ключевых игроков в той или иной отрасли 10-20 лет назад, и сколько их осталось сейчас. В конце концов, значительная часть претензий к бизнесу со стороны регуляторов слышится именно от антимонопольных органов.

Ряд участников пытались найти ответ на поставленный вопрос в возросшем внимании прессы и, следовательно, общества к поведению бизнеса. В свете активно муссирующейся темы корпоративной социальной ответственности такой вариант не может быть отброшен без серьезного анализа. Действительно, в последнее время возник целый ряд организаций, которые систематически накапливают данные о различного рода нарушениях со стороны бизнеса и различными способами доводят их до внимания самых широких слоев населения. Но, с другой стороны, получило бы такое течение развитие, не будь самого прецедента? В данном случае очень важно не спутать причину и следствия. Конечно, эта гипотеза не может быть отвергнута с ходу без тщательного анализа.

Но было предложено еще одно объяснение, которое, на мой взгляд, заслуживает отдельного внимания, хотя, как и прочие гипотезы, требует дальнейших серьезных исследований. Суть его заключается буквально в следующем. С каждым годом объем законодательно регулируемых норм возрастает (в каждой отдельно взятой стране темпы роста корпуса права различаются, но поскольку все крупные компании мира ведут свою деятельность в разных странах, они вынуждены приспосабливаться ко всем изменениям и дополнениям, происходящим в законодательстве всех этих стран). Точно также правоприменительная практика подчас изменяется куда более быстрыми темпами, чем компании могут приспособиться к этим изменениям. Таким образом, причина не совсем корректного порой поведения компаний объясняется элементарной недостаточностью компетенций управляющего звена (вкупе с персоналом, обеспечивающим юридическую поддержку) и возрастающей нагрузкой на данный персонал. В краткосрочном и среднесрочном периоде данная проблема может быть решена двумя способами: либо снижением качества работы персонала при неизменной его численности, либо за счет увеличения издержек, в основном связанных с увеличением численности персонала, отвечающего за юридическую поддержку деятельности компании. Иными словами, даже крупные корпорации не успевают "переваривать" и осваивать увеличивающийся из года в год корпус правовых норм. Кроме того, что также естественно, усиление регулирования тех или иных аспектов человеческой деятельности, переводимое в плоскость законодательных норм, неизбежно оставляет все меньше и меньше возможностей для маневра и предпринимательского творчества. Таким образом, нарушения со стороны компаний могут происходить как намеренно, так и по неведению. В первом случае, когда наказание не столь велико, а ожидаемый выигрыш очевиден и значителен.

Уровень правового невежества в малых и средних компаниях еще выше, следовательно, число нарушений среди них по сравнению с крупными компаниями также существенно выше. По понятным причинам, СМИ не уделяют столь пристальное внимание "мелким" и "несущественным" нарушениям, которые, взятые в совокупности, на самом деле, представляют серьезную проблему правам потребителей и добросовестной конкуренции.

Итак…

Есть ли предел объему действующего (эффективно) законодательства? Все ли аспекты жизни должны быть непременно из плоскости этики (деловой, повседневной) обязательно переведены в плоскость права? А ведь именно такая тенденция и наблюдается на протяжении всей истории развития цивилизации по мере ее развития и усложнения отношений. Неужели право это единственный эффективный институт, который только и способен (а способен ли) обеспечить гармонию в отношениях людей, каким бы родом деятельности они ни занимались, как бы связаны друг с другом ни были? В условиях, когда и у бизнеса, и у политиков на уме одни лишь слова «инновации», «технологии» и тому подобные, не является ли усиливающееся и увеличивающееся законодательное регулирование серьезным препятствием для дальнейшего развития? И если это так, то что следовало бы делать дальше, какой из тенденций следовало бы отдать предпочтение?

Сошлись на том, что единственно правильного ответа на эти вопросы не существует. Но что более важно, независимо от того, когда и насколько эти вопросы будут восприняты на уровне политических элит до такой степени, чтобы обсуждаться и решаться совместно, а не по раздельности, как это сейчас происходит (а это рано или поздно случится неизбежно), советам директоров компаний придется уже сегодня задумываться над их решением, чтобы обеспечить своим компаниями успешное лавирование между Сциллой предпринимательского творчества и Харибдой все более стесняющего его законодательного регулирования.

З-н об инсайдерской информации принят Госдумой в 3-м чтении
kopnynpab

Вот так принимался сегодня Федеральный закон

"О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации",

"за" – 312.

Доклад заместителя председателя Комитета по финансовому рынку Лианы Пепеляевой.
Фракция "Единая Россия" предложила предварительно вернуть законопроект к процедуре второго чтения для принятия поправки.
Предложение было принято, "за" – 312.
Законопроект возвращен к процедуре второго чтения.
В обсуждении поправки внесенной Владиславом Резником принял участие Николай Коломейцев.
Поправка принята, "за" – 316.
Законопроект принят во втором чтении, "за" – 317.
По мотивам голосования в третьем чтении высказались Николай Коломейцев, Максим Рохмистров.



Антирейдерский закон
kopnynpab
Сегодня Госдума приняла в третьем чтении закон о противодействии рейдерским захватам. То, что данный закон появился, уже большое дело. Но, как и в случае с законом (пока законопроектом) об использовании инсайдерской информации, меры против рейдеров выглядят как-то уж очень не солидно:

В качестве первоочередных мер борьбы устанавливается ответственность за фальсификацию единого государственного реестра юридических лиц или владельцев ценных бумаг, в том числе за внесение туда заведомо недостоверных сведений, в виде штрафа от 100 до 300 тыс руб либо лишения свободы на срок до 2 лет. Если будет доказано, что преступление совершено при применении насилия уголовный срок будет назначаться от 3 до 7 лет со штрафом до 500 тыс руб. (ИТАР-ТАСС).

Сомнительно, что кого-то могут испугать штрафы в 100-300 тыс. рублей, когда речь идет об активах на миллионы долларов. Впрочем, в ближайшее время мы вернемся в закону и рассмотрим его пристрастно. А пока всем заинтересованным лицам можно посоветовать не расслабляться, до полной и бесповоротной победы с рейдерами еще очень и очень далеко.

Реформа КУ от Минэкономразвития
shilyaev

С целью совершенствования практики корпоративного управления в России Министерство экономического развития РФ планирует внести ряд существенных поправок в ключевые законы, регулирующие деятельность акционерных обществ. Объясняет необходимость данных поправок Концепция (Концепция проекта федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об акционерных обществах», Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» (в части совершенствования правового регулирования акционерных обществ, включая: формирование единой организационно-правовой формы акционерного общества, определение критериев разграничения «публичных» и «непубличных» обществ, структуры и компетенции органов управления акционерных обществ, раскрытие информации о структуре собственности в акционерных обществах), разработанная министерством.

Основной идеей законопроекта является повышение гибкости законодательства об акционерных обществах с целью выработки стандартов корпоративного управления, учитывающих потребности корпоративного сектора современной российской экономики.
Целью данного законопроекта является создание условий для формирования оптимальных моделей корпоративного управления, соответствующих разным стратегиям развития бизнеса...


Концепция признает ряд существенных недостатков в действующем законодательстве, препятствующих более эффективной реализации своих прав акционерами и менеджерами. В частности, говорится, что действующий закон "Об акционерных обществах" "ориентирован на регулирование отношений в обществах, структура акционерного капитала которых является значительно распыленной, а менеджмент отделен от владения" в то время, как "на российском рынке преобладают корпорации с одним контролирующим акционером или небольшим числом блокирующих акционеров".

Отмечается, что нынешние жесткие требования законодательства к обществам ведут к излишне высоким контрактным издержкам, что, в свою очередь, мешает развитию инновационных форм предпринимательства. "Одной из общепризнанных причин оставания европейских экономик от США по количеству венчурных компаний является излишняя жесткость моделей корпоративного управления, не допускающая или сильно ограничивающая возможности перераспределения прав контроля непропорционально принадлежащим одному лицу долей участия". Действительно, если имеются в виду неголосующие акции, - вид акций, широко используемый американскими копрорациями для более изощренного и дискриминационного разделения функций владения и управления, - дающие владельцу долю в капитале компании, но лишающие его возможности участия в управлении обществом, то это "недоработка" нашего законодательства. Но следует иметь в виду, что существует большое число работ, в которых подобная структура акционерного капитала подвергается серьезной критике вследствие того, что создает дополнительные возможности нарушения прав владельцев неголосующих акций со стороны акционеров, осуществляющих реальный контроль за деятельностью компании.

Таким образом обосновывается необходимость создания "дифференцированной системы регулирования в зависимости от того, в каком порядке привлекается акционерный капитал и где обращаются акции (деление на публичные и непубличные общества)". В концепции говорится, что "при формулировании соотвествующих положений законопроекта представляется целесообразным определить основные критерии деления обществ на публичные и непубличные и требования, предъявляемые к обществам при функционировании в рамках избранной формы и в процессе перехода от одной формы к другой".

Для снижения издержек предлагается предусмотреть "для акционерных обществ, акции которых публично не обращаются (непубличные общества)... возможность более гибкого режима договорного расрпеделения прав контроля". Возникает вопрос: предусматривается ли установление ограничений на масштаб непубличного общества? Это важно, поскольку в случае малых обществ экономия на издержках управления может оказаться практически незаметной, зато институализация "более гибкого режима договорного распределения прав контроля" откроет дополнительные возможности для нарушения прав акционеров, что неизбежно повлечет за собой новые издержки.

Предусматривается, что компании будут иметь право отказа от "публичного статуса". "Следствием такого решения должен быть отзыв акций общества с биржи и связанное с этим уменьшение издержек по раскрытию информации, вплоть до введения запрета на свободное обращение акций данного общества (при своевременном уведомлении всех заинтересованных лиц). Защита прав миноритарных акционеров, не согласных с таким решением, будет осуществляться через право требовать от общества выкупа своих акций по рыночной цене в соответствии со статьями 75 и 76 закона "Об акционерных обществах". Очевидно, что речь пока идет не готовом законопроекте, а всего лишь о концепции, но некоторые существенные вопросы остаются невыясненными. Так, непонятно, что будет происходить с держателями опционов при отказе от публичного статуса, в течение какого периода времени и по какой цене будут выкупаться акции у миноритарных акционеров? Недостаточная проработанность данного механизма откроет большие возможности для манипуляций.

...

продолжение следует

Достижения и перспективы исследований в области корпоративного управления
shilyaev

Любой, заглянув в учебник по корпоративному управлению, может более или менее быстро составить себе представление об основных проблемах, с которыми оно имеет дело, о составляющих его блоках, без которых ни теория, ни практика корпоративного управления не будут полными. Но движение во всех этих направлениях идет ни одинаково быстро, ни одинаково успешно. Поэтому периодически специалисты (это касается любой отрасли знаний) вынуждены собираться вместе и обсуждать свои успехи и неудачи, ставить перед собой новые задачи, определять наиболее приоритетные и актуальные направления исследований.

 

В прошлом году Национальное бюро экономических исследований (NBER) при поддержке издания  Review of Financial Studies провело встречу как раз с этой целью. По итогам встречи журнал опубликовал семь статей – каждая по одному из наиболее важных направлений исследований:

·        акционеры и активизм акционеров,

·        совет директоров,

·        компенсация исполнительным директорам,

·        наличие контролирующих акционеров,

·        международные сравнения,

·        иностранные инвестиции

·        и политическая экономия корпоративного управления.

 

В своей последовавшей обзорной статье Л. Бебчук и М. Вейсбах[i] подвели итог встречи и кратко охарактеризовали состояние дел в каждой из означенных тем. Дальнейшее изложение является, по сути, кратким конспектом этой работы с некоторыми комментариями, которые по ходу я позволил себе сделать.

 

 

Весь текст...Collapse )

 

27/III/2010



[i] Bebchuk, L.A. and M.S.Weisbach. The State of Corporate Governance Research. Review of Financial Studies, 23(3), March 2010: 939-961.

[ii] Данные от RiskMetrics содержат преимущественно информацию о компаниях из США и фокусируются на характеристиках, которые более свойственны и значимы для таких компаний – без контролирующего акционера, что не свойственно для корпораций других стран.


Встреча В. Путина и В. Миловидова
kopnynpab

28 января состоялась встреча В.В. Путина с руководителем ФСФР В.Д. Миловидовым. Кое-какие моменты из стенограммы привлекают внимание.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Владимир Дмитриевич, мировая, и российская в том числе, экономики пережили, да еще продолжают переживать непростые времена. Вместе с тем мы увидели, что наша отечественная экономика, финансовая сфера показали свою и жизнеспособность, и, что немаловажно, способность к быстрому восстановлению. По имеющимся данным, в том числе из вашего ведомства, с конца декабря 2008 по 31 декабря 2009 года рост российского рынка был самым впечатляющим, самым большим в мире. По РТС это 131%, по ММВБ 122%.

Read more...Collapse )


(Жирный шрифт - мой). Источник: сайт Председателя Правительства РФ

Люди часто путают причины со следствием, видят связь там, где ее на самом деле нет. Помните, у Стивена Левитта со Стивеном Дабнером во "Фрикономике" описана ситуация с преступностью в США в 90-ых годах прошлого века. До начала 90-ых преступность среди молодежи росла угрожающими темпами, аналитики прогнозировали, что еще несколько лет, и Америка захлебнется в насилии. Но этого не произошло. Вдруг преступность начала резко и неуклонно снижаться. СМИ, политики, эксперты, а следом и все приписывали успех в борьбе с преступностью улучшившейся экономической ситуации, законам по контролю за оружием, различным мерам полицейского характера. Но никто не обратил (кроме автора!) внимание на ряд событий, произошедших примерно 20 лет назад и связанных с жительницей Далласа по имени Норма Мак-Корви, которой удалось в Верховном суде США добиться легализации абортов...

Точно также сегодняшние усилия правительства, ФСФР, ЦБ РФ и других структур и институтов мало что значили для того роста биржевых индексов, которые были зафиксированы на конец 2009 года. Премьер отметил, что "рост российского рынка был самым впечатляющим", но при этом умолчал о том, что и падение прежде было самым значительным. Поэтому подобные "американские горки" для нашего фондового рынка оказались не исключением из правил, но закономерностью. Вполне ожидаемой и предсказуемой. В частности, отсутствие закона об инсайдерской информации (и это, как мы видим, признает сам руководитель финансовой службы) во многом способствовало такому поведению рынка. Неудивительно, что проект закона вызвал "очень живую реакцию рынка, участников рынка". Расставаться с таким порядком не захочет ни один спекулянт, ни один инсайдер.

О влиянии инсайдерской торговли на волатильность рынка смотри материал здесь. Поэтому и ФСФР, и ЦБ, и правительству предстоит еще пройти очень большой путь, очень многое сделать, чтобы в следующий раз в подобной ситуации иметь моральное право на те заслуги, которые они авансом выдают себе сегодня.


Инсайдерская торговля и волатильность рынка
shilyaev

Весной 2003 года два специалиста J.D. и S.-J. W. из Китайского университета Гонконга и МВФ соответственно выпустили исследование «Увеличивает ли инсайдерская торговля волатильность рынка?».

Целью работы было оценить вклад (роль) инсайдерской торговли в объяснение волатильности фондовых рынков в разных странах. Кроме того, учитывались другие факторы, которые также могли быть ответственными за рыночную нестабильность. Так, в качестве таких факторов были выбраны ряд фундаментальных показателей, например, реальный доход, дисконтированная стоимость которого, как предполагается, отражает стоимость активов и др. (см. ниже). Также оценивались качественные показатели, например, уровень зрелости (развития) рынков.

Основная предпосылка для работы заключалась в отсутствии (к тому моменту) определенности и достаточности теоретических обоснований о влиянии инсайдерской торговли на волатильность рынков и экономическую эффективность в виду различных подходов, используемых для объяснения этой зависимости.

Соответственно, существуют две полярные точки зрения применительно к долгосрочным горизонтам, согласно которым инсайдерская торговля влияет на волатильность рынка и не влияет. Если же всё же влияет, то можно выделяется два основных канала такого влияния:

1. при прочих равных условиях существуют стимулы, которые подтолкнут инсайдеров к выбору более рискованных проектов (что, в свою очередь, приведёт к повышению волатильности);

2. (опять же) при условии сохранения определенных параметров неизменными, для инсайдеров могут существовать стимулы к манипулированию раскрываемой информацией в её временном и содержательном аспектах так, что будет наблюдаться более существенное колебание цен.

 

Продолжение...Collapse )



Корпоративное управление «со всех сторон»
shilyaev

Собственно основных и фундаментальных «всех сторон», как видится, три:

 

это ― экономика

это ― право

это ― этика.

 

Как правило, на практике практики, по крайней мере, у нас, предпочитают, что не удивительно, большую часть внимания уделять и посвящать правовым аспектам корпоративного управления. Поскольку значительная часть современной практики КУ весьма ревниво регулируется законодательством, понятно, почему компании уделяют столь пристальное внимание соблюдению законодательных норм в этой области. Однако эмпирические исследования показывают, что бездумное следование букве закона часто наносит компаниям больше вреда, чем пользы. Отсюда необходимость рассматривать все аспекты корпоративного управления с позиций экономической рациональности, целесообразности и эффективности. Отсюда в том числе спор о существовании "наилучшей" практики КУ и о необходимости и целесообразности следования ей национальными практиками КУ.

 

Со временем - относительно пока ещё небольшим - внимание экономистов к корпоративному управлению становилось всё более пристальным. Но всё равно можно утверждать, что данная отрасль экономической теории пребывает пока ещё в состоянии молочно-восковой спелости. Следовательно, и у теоретиков, и у практиков вопросов больше, чем ответов. Это отчасти объясняет и то, что экономическая составляющая в практике и теории КУ пока относительно скромная. Но ситуация меняется. Меняется быстро. Чтобы не отстать, нам тоже придётся меняться вместе с нею.

 

Что касается этической составляющей, то современная практика бизнеса (хотя, исторические данные показывают, что и раньше в этом плане идиллии никогда не было, а многие устоявшиеся ныне представления о «крепком купеческом слове» и прочих чертах прежних поколений предпринимателей на поверку оказываются мифом) сама же очень настойчиво убеждает нас в абсолютной своей циничности и неспособности к какой-либо саморегуляции и самоограничению. Очевидно, законодательно невозможно отрегулировать все стороны человеческих взаимоотношений. Следовательно, альтернативы этике нет. Резко возросший объем исследований и работ, посвященных этическим аспектам КУ, подтверждает возрастающий интерес учёных и общественности к данной проблематике.

Таким образом и мы теперь можем очертить круг своих интересов и направлений, которые будут затронуты предстоящими обсуждениями.

 



?

Log in